?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Комментарии к статье «На черной частоте» («Эксперт» №39 (676)/12.10.2009)
pic1
vetovlad
по материалам интервью Ю.К.Петрени, данного журналу «Эксперт» в рамках статьи
«На черной частоте»: http://expert.ru/printissues/expert/2009/39/na_chernoi_chastote/  

  Данную статью нашел недавно (05.11.2009 г.) через  запись в ЖЖ Александра Бугаева (http://a-bugaev.livejournal.com/690598.html ). Она примечательна тем, что приоткрывает новые факты в работе комиссии «Ростехнадзора» по расследованию причин аварии на СШГЭС. Основная ее часть, это интервью на эту тему, которое даёт Юрий Кириллович Петреня – генеральный директор ОАО «НПО ЦКТИ им. И.И.Ползунова», где я проработал 12 лет (до конца 1989 г.) в лаборатории сейсмостойкости отдела прочности энергооборудования. 
  Оказывается (кто бы мог подумать), в работе официальной комиссии принимали участие (были приглашены) выдающиеся специалисты в области гидроэнергетики и сопутствующих ей отраслей: доктора наук и будущие академики, среди которых и сам «…Юрий Петреня — один из самых авторитетных людей в этой области электроэнергетики, …».  
  Начало интервью несколько пространное и скучноватое, но для цельности восприятия пропускать его не буду. Отмечу лишь, что в советской ученой среде сформировалась своя этика, согласно которой при упоминании коллег следует отмечать их выдающиеся качества. Вот примерно в такой манере Юрий Кириллович и начинает свое интервью, привожу его ниже вместе с вопросами корреспондента  журнала "Эксперт"  Ирика Имамутдинова  (выделения мои). 

  — Во-первых, этот документ — продукт работы очень большого числа людей. Во-вторых, результат анализа очень большого объема материалов — распорядительных, эксплуатационных, проектных документов. 

  Работа комиссии проходила в несколько этапов. Существовала комиссия «Ростехнадзора», но при подготовке окончательного заключения она пользовалась заключением комиссии экспертов, а уже среди экспертов-то было много людей очень грамотных. В обсуждении участвовали люди, представляющие Академию наук, высшую школу, различные отраслевые организации: исследовательские, проектные, ремонтные. Повторюсь, итоговый документ — продукт труда большого числа людей и анализа огромного объема информации.
  Что касается анализа изломов шпилек и других металлических изделий, это ЦНИИТМаш
(ГНЦ РФ НПО «Центральный НИИ технологии машиностроения» — одна из ведущих научных исследовательских организаций в области новых материалов и технологических процессов при изготовлении оборудования для энергетики. — «Эксперт»).

— Алексей Дуб?

— Алексей Владимирович — директор института, а там были его ребята, толковые и грамотные. В качестве эксперта от ВТИ (Всероссийский теплотехнический институт, так же как и питерский ЦКТИ, — ведущий отраслевой институт в области электроэнергетики и энергомашиностроения. — «Эксперт») выступал Резинских Владимир Федорович, доктор технических наук. Была комиссия от АН, ее возглавлял очень уважаемый, очень знающий и очень опытный Махутов Николай Андреевич из Института машиноведения имени Благонравова, член-корреспондент РАН. 

— Его присутствие как-то связано со специализацией института?

— Институт машиноведения всегда занимался вопросами надежности, прочности и так далее. Участвовал в разборах практически всех аварий в последние сорок лет. Взрывы автоклавов с обрушением кровли, аварии на атомных станциях, повреждения роторов турбин электростанций — все серьезные вещи расследовались специалистами этого института. От Российской академии наук в экспертную комиссию входил и академик-секретарь Отделения энергетики, машиностроения, механики и процессов управления РАН Фортов Владимир Евгеньевич, и член-корреспондент РАН Федоров Михаил Петрович, ректор питерского Политеха, по специальности гидротехник, причем очень грамотный, квалифицированный человек. Потом в работе участвовали главные конструкторы по основному оборудованию — гидрогенераторам и турбинам. Кроме сторонних экспертов в подготовке документа участвовали и представители эксплуатации ГЭС. Там был Валентин Анатольевич Стафиевский, долго работавший на Саяно-Шушенской главным инженером, техническим директором, очень компетентный человек. От фирмы ОРГРЭС — Бойков Виктор Назипович, эксперт в области эксплуатации гидротехнического оборудования.
  То есть было задействовано много очень квалифицированных людей, которые на одном из этапов в Москве согласовали экспертное заключение. …….. 


  Ну, вот поставлена, наконец, точка в этой преамбуле тщеславия. Из сказанного хотелось бы понять – так подготовила свое компетентное заключение экспертная комиссия или очень много квалифицированных людей собрались в Москве и что-то (заключение или акт «Ростехнадзора») согласовали? Вопрос не праздный. Ведь если принять то, что сказал Юрий Петреня, – «гора родила мышь». Где в акте результаты работы этих многих квалифицированных специалистов? Неужели это то, что заключено на стр. 77—80, начиная с заголовка «Состояние шпилек крепления крышки турбины гидроагрегата №2»? Но это же смешно. Причем здесь все эти ученые – руководители? Там приведены данные экспертной организации (письмо 23.09.2009 г. № 04/23/- 2561 ВС ОАО НПО «ЦНИИТМАШ»), как это указано в акте. Но больше там ничего технического нет – одни перечисления документов, да констатации. 
  А вот то, что Юрий Кириллович говорит дальше, нигде еще официально не было освещено.

………..
–– Шпильки являются местом разрушения. И я даже сумел образно выразиться, что настоящая причина искала выход и нашла его через самое слабое место — эти самые шпильки. Если бы эта причина была вынуждена пойти другим путем, то могли быть очень серьезные повреждения, возможно, даже разрушение плотины (!?). 

  Вот это да! Оказывается, своим разрушением, шпильки предотвратили возможную катастрофу куда большего масштаба – разрушение плотины. Значит, они сыграли роль предохранителей и спасли если уж не десятки (75 человек), то десятки тысяч людей…. Ну, а в чём же настоящая причина? 

 ……… 
— Дело в разъемах, тех, что держат эти самые шпильки. Сейчас объясню. Для достоверного расследования причин аварии важно знать, что коэффициент запаса прочности этих разъемов по статическим нагрузкам равен 4,7. То есть они выдерживают практически пятикратную статическую нагрузку по отношению к проектной, что говорит о том, что они были спроектированы с большим запасом. 

— Коэффициент запаса по статической нагрузке — то есть при постоянном давлении?

— Да. А есть нагрузка циклическая — при переменном давлении. Так вот: коэффициент разъемов по циклической нагрузке все равно больше трех, то есть тоже спроектирован с большим запасом прочности, но при одном маленьком условии — напряжение затяга шпильки должно быть 120 мегапаскалей. Если же шпилька затянута нормально — мы проводили специальные расчеты, — то при пульсации давления от проектного значения в 10, 20 и даже 30 процентов (а при 30 процентах пульсации там просто все вместе с плотиной должно было шататься), то коэффициент запаса все равно составляет больше единицы. То есть разъемы с точки зрения проектирования и надежности обеспечивают многократный запас прочности — конечно, при условии соблюдения ремонтных технологий, при условии соблюдения напряжения затяга, при условии соблюдения проектных режимов работы самого гидроагрегата. 

— И все же они полетели?

— Значит, какие-то из этих условий не были соблюдены. Теперь по порядку. Повторю, коэффициент запаса по статике — 4,7. Это значит, что давление под крышкой, для того чтобы она вылетела, условно говоря, должно быть не 190 метров водяного столба, а в пять раз больше — километр. Бред полный. Нет там километра, и никак такого давления не нагнать.  

  Вот так, не было там никакого километра напора, это «Бред полный», – сказал Юрий Петреня для тех, кто искал и продолжает искать разрушающую сверхнагрузку (механическую нагрузку, способную вызвать квазистатическое разрушение при однократном приложении).  Хотя 190 метров водяного столба (примерно 19 атм.) под крышкой – явная оговорка. Приведенное (условное, результирующее) рабочее давление на крышку турбины составляет предположительно 6 – 7 атм. Действительные же величины нагрузок похоже находятся под большим секретом (!) 
  Теперь, о «разъемах, тех, что держат эти самые шпильки». Русский язык, конечно, могуч, и здесь можно понять двояко. Я же склонен думать, что речь идет об элементах конструкции, которые удерживают шпильки в основании. Тогда термин «разъём» обозначает резьбовое отверстие (гнездо) в верхнем кольцевом поясе опорного кольца (ОК) агрегатной шахты, куда вворачивается основание шпильки. Пояс должен армироваться в бетоне при монтаже кольца. Отверстия в нем сквозные с мелкой резьбой большего диаметра, чем на конце шпильки и изнутри ОК она должна быть законтрена армируемой гайкой. Все это, в чем-то, моя догадка (ведь чертежей и схем этого узла нигде нет), но только так можно обеспечить примерную равнопрочность заделки шпильки с ней самой. А шпильки (напомню, их 80 штук) устанавливаются один раз и на весь срок службы отдельного агрегатного канала ГЭС. Разве эти шпильки когда-нибудь и где-нибудь на ГЭС заменяли? Этой информацией никто с нами не делится. Хотя вполне допускаю, что могут найтись умельцы сделать это. Ведь не зря Юрий Петреня назвал узел заделки шпильки в ОК разъёмом (если я правильно его понял).  
  А теперь фактические данные из акта: 43 шпильки разрушились по своему телу (остались стоять «пеньками» на поясе ОК), а 31 шпилька была вырвана из посадочных гнезд (разъемов по Ю.П.). То есть, нет никаких причин считать шпильки и их разъемы не равнопрочными элементами конструкции. Я считаю, что при растяжении и кручении, а это основные режимные нагрузки шпильки, разъемы должны быть прочнее вершины шпильки. Но при нештатной работе (отсутствии затяга крышки), при восприятии поперечных вибронагрузок, в основании шпилек (в глубине гнезд) возникнут максимальные изгибные циклические напряжения, о чем было сказано в моей предыдущей статье.

  Но давайте посмотрим дальше. Корреспондент фривольно спрашивает у Ю.Петрени: «Многие пишут, закручены гайки были хреново», – ну это почти точно о моих замечаниях. На что ученый ему отвечает:

……..
— Давайте дальше посмотрим. Даже при меньших значениях напряжения затяга, чем 100 мегапаскалей, коэффициент запаса прочности больше трех. Правда, с понижением напряжения затяга этот запас начинает падать, и при напряжениях порядка 80 мегапаскалей коэффициент прочности становится меньше единицы — и тогда шпилька разрушается, но, обращаю внимание, это еще с условием 30 процентов пульсации. А ее, как я уже говорил, не было. Это значит, что должно было уменьшиться значение напряжения затяга самих шпилек. Но, как мы видим из нашего анализа, усталость могла появиться только в том случае, если напряжение затяга было маленькое и были переменные напряжения. Потом и ЦНИИТмаш подтвердит, что они разрушились от переменных напряжений, определивших усталость металла. ….

  Здесь названы цифры, специальные термины, но как-то все неряшливо. Придется разбираться. Речь идет о растягивающих напряжениях в шпильке при затяге фланцевого разъема крышки турбины. Ранее было озвучено значение 120 МПа (по моим данным это дает суммарное усилие затяга фланца 4800 тонн), при этом коэффициент запаса прочности (там речь шла о статической прочности) назван равным 4,7. Тут – 100 МПа (4000 тонн, коэффициент запаса теперь уже циклической прочности > 3) и 80 МПа (3200, < 1) – возможность разрушения при амплитуде пульсации 0.3 от некой нагрузки. Вот озадачил. Ведь ни здесь, ни в акте «Ростехнадзора» не была названа величина проектной нагрузки на фланцевый разъем. Как здесь можно что-то анализировать? Но далее сказано конкретно: если затяжки слабая, то возникает опасность нарушения циклической прочности шпилек, что и имело место быть – да еще как! Здесь Ю.Петреня в точности подтверждает то, что я считаю главной причиной аварии на СШГЭС.  
  Однако интервью продолжается:

 ……… 
— Люди, которые закручивали там гайки на шпильках, живут в том же пристанционном поселке Черемушки, они что — самоубийцы? Или они не знают, каков должен быть коэффициент затяжки шпильки? Не верится, что ремонтники просто сачканули.

— Нет— нет, подождите. Я как раз к тому и веду, что здесь, возможно, другая ситуация и дело не в ремонтниках. Имеется ремонтный формуляр по результатам ремонта 2000 года, где указано, что все шпильки затянуты соответствующим образом. …….

 
Есть формуляр, оказывается, от 2000 года (старый какой); а кто его видел, в акте он почему не приведен? Было бы интересно посмотреть. 

………

  — Теперь смотрите: последний средний ремонт выполнялся в течение трех месяцев с января по март 2009 года. То есть открывались рифленое и сетчатое перекрытия крышки (под ними находится сама крышка и видны разъемы со шпильками. — «Эксперт»). Ясно, что там работал персонал, чинил что-то, красил. Как известно, шести гаек не было на разъеме, то есть шесть шпилек из восьмидесяти торчали без гаек на момент отрыва крыши. Как вы думаете, неужели ни один человек во время ремонта не увидел, что нет гаек? Это значит, что на момент послеремонтного пуска гайки были на месте все. Невероятно и то, что какой-нибудь никем не замеченный злоумышленник скрутил их — хотя бы потому, что для этого нужно приложить усилие в 1200 килограммов, так что тут без специального ключа не обойдешься.  
   
— Вы ведете к тому, что гайки еще в марте были, а потом их вибрация, грубо говоря, раскрутила, и они слетели?

— Я клоню именно к этому. Двадцать девять с половиной лет это оборудование работало. И ни разу с ним ничего подобного не происходило. Несмотря на напряженный режим первых десяти лет (…) И вдруг за последние три с половиной месяца работы произошло что-то совершенно аномальное. Что показал ЦНИИТмаш? Что есть всего две шпильки из 49, которые исследовали, у которых есть ступенька на так называемом усталостном изломе. Причем эта ступенька меньше десяти процентов от площади. Это говорит о том, что ступенька могла появиться только в 2000 году, когда в последний раз затягивали шпильку. До этого трещинка была маленькая, затем при затяжке гайки ее подтянули — и появилась ступенька. Из этого можно сделать предположение, что к 2000 году из 80 шпилек только на двух были признаки неких повреждений. А на момент аварии уже 90 процентов шпилек имеют усталостные разрушения, по результатам анализа ЦНИИТмаша.

 — 2000−й и 2009−й мы сравниваем как бы в ретроспективе?

— Да, конечно, сравнивали постфактум, имея в виду, что гайки закручивались в последний раз в 2000 году. Наличие вышеупомянутых двух ступенек на изломах двух шпилек может косвенно свидетельствовать, что только на этих шпильках напряжение затяга могло оказаться ниже нормативного. И вдруг за три с половиной месяца мы получаем не две шпильки, а порядка 90 процентов шпилек с усталостными изломами, что указывает на низкий уровень напряжения затяга почти у 90 процентов шпилек.  

Если считать, что напряжение затяга в 2000 году практически для всех шпилек было на достаточном уровне и сохранялось на нем до выхода гидроагрегата из ремонта в марте 2009 года, то это значит, что в период с марта по август при эксплуатации гидроагрегата произошло снижение уровня затяга, которое может быть связано только с самопроизвольным отвинчиванием гаек в этот период. Чего не наблюдалось за предыдущие двадцать девять лет работы и никогда не наблюдалось при эксплуатации аналогичных агрегатов.


Дело в том, что, когда гидроагрегат работает в проектных режимах при обычном уровне частот вибрации 0,7–4,6 герца, гайка диаметром 80 миллиметров колебания крышки не чувствует в принципе. Чтобы гайка начала свинчиваться, должны быть такие частотные колебания, которые начинают оказывать влияние с учетом диаметра шпильки, по крайней мере, десятки-сотни герц, а это совершенно несвойственная, нехарактерная вибрация, которой в течение двадцати девяти с половиной лет не было. 

— А это совсем недопустимые колебания?

— Конечно, вибрации частотой 200–300 герц вообще могут привести к гидроакустическому резонансу с водоводом, который может раскачать всю плотину. Характерные частоты для нашего оборудования — это низкие колебания. Сейчас я вас вывожу на тему, которая на самом деле является, на мой взгляд, очень серьезной. Состояние оборудования изменилось всего за три с половиной месяца. Причем на самом оборудовании ничего не менялось. В этот период в эксплуатацию был введен ГРАРМ и выбран второй гидроагрегат в качестве приоритетного при регулировании, больше ничего не изменилось.  


  Вот на этом можно и остановиться. Кому интересно, что Ю.К.Петреня сказал дальше, могут обратиться к первоисточнику. А я позволю себе подвести итог тому, что сказал ученый.

  Авария произошла из-за внезапного скоротечного ослабления затяга всех шпилек в период последних трех с половиной месяцев эксплуатации. Причина ослабления затяжки и главная причина аварии – некие аномальные не установленные явления, предположительно выраженные в наведении высокочастотных вибраций (например, от гидроакустических колебаний в водоканале) на корпус ГА. Как следствие ослабления затяга шпилек (номинальная затяжка шпилек для ГА обязательна) в указанный период произошли их глубокие циклические повреждения, потеря несущей способности и, наконец, разрушение без каких либо нештатных изменений эксплуатационных нагрузочных условий. 
  При этом комиссия технических экспертов, в лице её представителя Ю.К. Петрени, считает, что нормально затянутые в последний раз в 2000 году на номинальное напряжение 120 МПа шпильки (на то у них где-то есть соответствующий формуляр) простояли так вплоть до начала 2009 года. Во время последнего ремонта (январь-март 2009 г.) никто не видел шпилек со свинченными гайками и злонамеренно открутить их не мог, что указывает на нормальное затянутое состояние крепления крышки турбины перед последним, роковым, этапом эксплуатации Га-2. 

  В целом такая трактовка причин аварии на СШГЭС не противоречит тому, что написано мной в предыдущих статьях, а скорее подтверждает это. Но вот не смог я додуматься до аномальных явлений, хотя должен был….  
  Как-то приятель мне рассказывал: «Еду я домой с Карельского перешейка на своей «пятерке». А на большом участке дороги срезали полотно для укладки нового асфальта, тряска ужасная, но скорость никто не снижает, все торопятся. Вдруг, притормаживая, боковым зрением вижу – справа что-то катится, обгоняет по обочине. Да это же колесо, чье же оно? И холодею …. Слава Богу, не нужно было маневрировать, и машина была нагружена с перевесом на левую сторону. Останавливаюсь на обочине. Правый передний диск пустой …». Вот так бывает. Потом он ловил помощь; у кого-то нашлись запасные болты, но с особыми головками, дали их вместе с ключом. Прикрутил колесо, отблагодарил за помощь и поехал дальше. А потом долго убеждал всех, спорил, что болты на колесе открутились сами от особой дорожной вибрации (мол, аномальное явление)… На зиму решил поменять колеса, полез за «баллонником», а его и нет. И тут вспомнил все: как, приехав на озеро, решил подтянуть опустившийся на колесо локер. Для чего сначала хотел снять колесо и уже отпустил болты, но потом сделал все без этого и пошел рыбачить. Болты же так и остались не затянутыми, а ключ остался лежать под колесом машины, и был забыт. Вот такие они бывают – аномальные явления. 
   
  А теперь вернемся к анализу сказанного Ю.К.Петреней.
  Две шпильки имели ступеньку в усталостном изломе, а остальные нет. О чем это говорит? По логике ученого – только две особенные (не затянутые) шпильки получили усталостную трещину до 2000 года, другие же были нормально затянутыми… 
  Не могу представить, что бы при общей нормальной затяжке жесткого фланца большим количеством шпилек (80 штук), две отпущенные шпильки могли получать какую-то опасную циклическую нагрузку. Этого не может быть. Такие шпильки просто выключаются из работы и стоят спокойно ненагруженными, какие там трещины и ступеньки?!
Реален же совсем другой сценарий, а именно. 

  До 2000 года многие шпильки уже имели усталостные повреждения, потому что фланцевый разъём не был нормально затянут при работе ГА. При последнем завинчивании гаек в 2000 году только две из 49 обследованных шпилек были затянуты на высокую нагрузку, и это вызвало у них указанную ступеньку в изломе. Остальные же шпильки не были затянуты как надо. Может у них резьба была забита (или «закисла») и гайки не закручивались от заданного усилия на ключе, а может ремонтники боялись сорвать не внушающие доверия шпильки… много чего может быть со шпильками, простоявшими двадцать лет на плотине ГЭС, если их как следует не обслуживать. Да и говорить-то мы можем предметно только о 49 из 80 шпилек, остальные ведь исчезли. Об этом уважаемый Юрий Кириллович почему-то в своих рассуждениях умалчивает, как и о многом другом, вероятно соблюдая некие корпоративные интересы.  

  Что же мы имеем? Произошла невиданная еще в гидроэнергетике катастрофа, погибло много людей, у кого-то невозвратная потеря, большое горе. Нанесен гигантский ущерб экономике региона и страны в целом. Восстановление СШГЭС тяжким бременем ляжет на плечи простых граждан и неизвестно, чем еще обернётся введение ее в эксплуатацию. Но прямых виновников нет (А.Чубайс и прочие указанные в акте руководители не в счет, у них все будет в порядке), а причина аварии – аномальное явление. Во, как! И люди вскоре перестанут вспоминать об этой катастрофе – грядут новые впечатляющие события. А концерн «Силовые машины», другие сопутствующие ему предприятия и строительные фирмы получат огромные деньги, которые будут интенсивно осваивать и требовать еще больше; об этом время от времени будут писать журналисты и публицисты. Но где же то, что дает гарантии не повторения подобных катастроф, где настоящие исследования, всесторонний научно-технический анализ на тысячах страницах, независимая непредвзятая экспертиза. 

  Да  что там говорить – проехали … и поехали дальше, страна.  



 

  • 1
Как ни странно, но мое исследование пришло ровно к тем же результатам, что и у Петрени. Я Вам изложил свою версию в прошлом посте. Мало того, указал источник нестандартных вибраций.
С предпоследним абзацем вашего поста я полностью согласен, но выше, как мне кажется, вы слишком уже передергиваете.
Кстати, насколько я знаю, ЕБРР выделило грант на независимое расследование технических причин аварии. Недопущение подобных аварий не только в России, но и во всем мире - это сейчас важная, я бы даже сказал, ключевая задача!

Благодарю за активный интерес к моим статьям.
Только я не понял, с каким абзацем Вы полностью согласны. Если считать абзацем заключительную строку, то предпоследний абзац (со слов « Что же мы имеем?…») не есть тематический, это, скорее, эмоциональный итог всему сказанному, с которым трудно не согласиться (даже непримиримому оппоненту). А если согласны с предыдущим указанному, то получается, что Вы мой сторонник, но это не вяжется с Вашими высказываниями в прошлом комментарии. Кстати, на мой взгляд, они во многом разнятся и с тем, что утверждает Ю.Петреня. Мы же расходимся с ним лишь в допущениях (домыслах), но не в фактах, а это принципиально меняет версию аварии.
Ну, а если о фактах …и шпильках … давайте обратимся к первому абзацу Вашего прошлого поста. Расписываю поэтапно.
1) Ноябрь 1979 г. – запуск ГА-2 с временным рабочим колесом; первая затяжка шпилек на 7 лет.
2) Ноябрь 1986 г. – замена временного рабочего колеса на штатное, со снятием крышки турбины и новым затягом шпилек. Больше крышка турбины не снималась, и гайки не отвинчивались.
3) Июнь 2000 г. завершение комплексных работ для принятия СШ ГЭТ комплекса в эксплуатацию. Есть статейная ссылка Ю.Петрени на формуляр затяжки шпилек, т.е. с его слов было контрольное обжатие шпилек после почти 14-ти лет их второго этапа работы.
4) Сентябрь-декабрь 2005 г. – капремонт ГА-2 с полной разборкой всего, кроме крышки, а о контроле затяга шпилек ничего не сказано, никем и нигде.
5) Январь-март 2009 г. – средний ремонт ГА-2, о шпильках ничего нет (только расхожие домыслы, например, у Ю. Петрени, мол: «чинили что-то, красили», смотрели, не могли не увидеть…).
Так что же, по-вашему, подтверждено актом РТН? Первый раз о шпильках упоминается в нем на 65 стр. при описании их разрушения. Слова «затяг», «затяжка» вообще в акте не упоминаются.
Вот интересно, почему Вы верите предположениям Петрени и не верите моим? Мои предположения позволяют обосновать возможность разрушения шпилек без потусторонних сил и всяких аномалий и исходят от эксперта в области механики, прочности и динамики. Он же хочет убедить общественность, что было все нормально, а причина в чем-то аномальном, невиданном. Из этих двух вариантов, какой достоверней? Я думаю тот, который проще и более обоснован. А Вы?

Повторю кратко свои главные тезисы.

1. При постоянном нормальном затяге шпилек ГА (для этого необходим периодический контроль и обслуживание) невозможны их усталостные повреждения, свинчивание гаек и отрыв крышки турбины ни при каких эксплуатационных условиях.

2. Шпильки с момента последней установки крышки турбины ГА-2 (я считаю с ноябрь 1986 г.) не были нормально затянуты (пока никто не доказал обратное). И это объясняет их полное усталостное разрушение и катастрофу в августе 2009 года без каких-либо особых воздействий.

С первым тезисом никакой нормальный специалист спорить не будет, и Ю.Петреня в том числе, а вот со вторым люди, отвечающие за проектирование и эксплуатацию СШГЭС, будут спорить насмерть, поскольку это пахнет уголовной ответственностью. Вы думаете Ю. Петреня и иже с ним (а за ними стоят настоящие спецы) не понимают истиной ситуации? Прекрасно все всё поняли и выкручиваются. Отсюда эти заявления о формулярах затяжки 2000 года, о ступеньках на двух шпильках, об аномальных явлениях с марта 2009 года.

Спасибо за комментарий. Согласен я был именно с абзацем "Что же мы имеем?" :-)
Теперь о Ваших тезисах.
Признаю себя "ненормальным специалистом". Тезис 1 частично спорен. Условие постоянства натяга не может быть соблюдено - агрегат вибрирует. Усталостные повреждения в условиях вибрации проявляются со временем в любых материалах. При определенных условиях возможно и самопроизвольное свинчивание гаек. Другое дело, что нужна специальная математическая модель, чтобы выявить такие условия. И этой модели у меня нет. И совершенно определенно можно сказать, что в течение 29 лет эксплуатации гидроагрегата такие условия не создавались.
Хотел бы отметить также попутно, что во всех прошлых авариях (которые мне были доступны для анализа), когда прорывало крышку гидроагрегата, практически всегда ломалась именно крышка, а не крепление. То есть можно говорить о том, что такие условия не часто могут возникать. Но и только.
Говоря о Вашей скобке, отмечу, что перечень и порядок ремонтных работ на агрегате утверждается заводом-изготовителем и контролируется ростехнадзором. Так что за незакрученную гайку головы полетели бы еще в 2000 году. Осмотр гаек возможен только в тот момент когда снимается металлическое перекрытие, что происходит во время средних или некоторых аварийных ремонтов. Последний такой ремонт был весной. И гайки на месте были. С весны контроль за состоянием гаек был невозможен чисто физически - никто не даст снять перекрытие при работающем агрегате. Тем не менее, инструкции эксплуатации ГА, так же как и инструкции по эксплуатации самолетов, пишутся кровью. И уверен, скоро в инструкциях будет предусмотрена замена сплошного перекрытия сетчатыми, а также проверка натяга гаек во время средних ремонтов.
По поводу второго пункта. Соглашаясь, что крепление в августе 2009 года было неадекватным, считаю целесообразным подвинуть срок, когда ненормальная затяжка могла возникнуть на 2000 год - год, когда они последний раз по документам подтягивались.

В термин «нормальный специалист» я не вкладывал ничего медицинского. Здесь главное слово «специалист» (спец в данной области техники), а «нормальный» – значит грамотный (знающий). В этом плане никогда не поздно нормализоваться, получив небольшой ликбез (видел нечто подобное в Вашем журнале). Чтобы не было более сомнений в отношении моего 1-го тезиса, попробую помочь простым примером.

Допустим, где-то (например, на космической станции) есть люк, крышка которого снаружи прижата простой витой пружиной с жесткостью Сп =1000 кГ/см (при сжатии на 1 см создает усилие 1000 кГ). Пружина сжата на 10 см и создает на крышку люка усилие У = 10000 кГ, которым тот прижимается по периметру к посадочному кольцу с канавкой и уплотнительной манжетой (в общем, все как надо). Внутри, под люком возникло избыточное давление 1 атм., создавшее выталкивающую крышку силу В = 3000 кГ.
Вопрос: что же происходит с крышкой люка и с прижимной пружиной? Ответ: крышка стоит на месте, а пружина практически не получила никаких дополнительных усилий.
Почему так, ведь каждая сила вызывает в упругой системе соответствующую деформацию? Конечно, и чтобы это оценить, нужно знать жесткость системы.
Зададимся жесткостью посадочного кольца при сжатии (или смятии). Для оценки нам не нужно точное значение. Известно, что жесткость кольца (Ск) много больше жесткости пружины: например, Ск = 1000000 кГ/см (в реальности она еще выше). В системе фланца жесткости кольца и пружины работают параллельно, поэтому жесткость фланца равна их сумме Сф=Ск + Сп.
Определим основные параметры системы.
Деформация кольца при действии усилия прижима «У» и отсутствии избыточного давления равна Д к = У/ Ск. Сила «В» прикладывается к системе фланца и вызывает ее упругую деформацию Дф = В/Сф. На эту величину деформируются обе компоненты системы: кольцо и пружина. Кольцо разгружается на величину Рк = Дф*Ск ( остаточное усилие прижима Ук = У – Рк ), а пружина догружается усилием Рп = Дф*Сп (Уп = У + Рп).
Из приведенных значений видно, что распределение нагрузки «В» между кольцом и пружиной пропорционально их удельным (парциальным) жесткостям в системе: Ск/Сф и Сп/Сф. В данном случае изменение Ук существенно, а изменение Уп ничтожно. Такое условие будет справедливо всегда, пока В <= У. При В > У из системы фланца выключается жесткость кольца (Сф’ = Сп) и вся избыточная (свыше величины У) догрузка будет восприниматься только пружиной.

Вот такая образная, хотя все равно многословная (никуда не деться), трактовка теории простого фланцевого разъёма, лежащей в основе моих утверждений в предыдущих статьях (…, технический анализ, п. 3; …., комментарий для ЭМ, «Любой фланцевый разъём …»). Перечитайте еще раз указанные места. Теперь, будучи нормализованным спецом в данном вопросе, Вы, я надеюсь, отбросите все сомнения в отношении моего тезиса.

(продолжение)
Дальше очень кратко.
Усталостные повреждения в стали при амплитудах упругих напряжений ниже предела выносливости не появляются.
Самоскручивание гаек М80 при нормальной затяжке болтового соединения невозможно, особенно в таких «сырых» условиях работы. Скорее проблема в другом: через год, два они могут не поддаваться затяжке или снятию, если не были правильно законсервированы, но через десяток лет и консервация может не помочь.
Насчет полетов голов за незакрученную гайку … Кто ж ее закрутку проверяет!? Инспектор с ключом полезет в шахту? В лучшем случае начальник спросит у бригадира: «Затянули …!». «Обижаешь начальник…, все тип-топ!» – ответит тот. И формуляр заполнят если надо. Проверяет это только реальная работа, а наказывает (может быть, но не факт) – авария.
Насчет гаек, – были, нет – все это наши домыслы, слова. Акт РТН единственный официальный документ, констатирующий все аспекты аварии. Там о гайках, их контроле, затяжке, ни слова.
Полностью согласен с тем, что инструкции во многих опасных отраслях «шлифуются» кровью.

Я и не отрицаю того, что в 2000 году ремонтники могли подходить к гайкам на ГА-2 и пробовать их затягивать (две, вроде, точно подтянули, раз ступеньки проявились). Как и что им там удалось сделать, никто уже не скажет. В акте информации 0. То, что теперь говорит Петреня, это может быть профанацией – в 2000 году весь СШ комплекс аврально сдавали комиссии. Эта авария обнажила такие вещи, которые обычно остаются в глубокой тени. Ведь столько всего делается на «авось». Вот и пошла разная муть. Они же не были готовы отвечать. Все хотят только денег.

кстати ремонт заводом-изготовителем

не осуществлялся с какого года? с 1994? http://dergalev.livejournal.com/51167.html
Брызгалов всё описал в 2000-ом, когда уходил. Жаль, что за 9 лет никто так и не прочитал его наставления. Это говорит о том, что нет школы менеджмента, которая обуслдавливала бы создания базы знаний по вопросам управления, не то, чтобы по каким-то рутинным, а даже по таким, которые могут привести к аварии.
Нет управления, не было и не ищи.

Re: кстати ремонт заводом-изготовителем

Согласно акту РТН заводы-изготовители оборудования ремонтами никогда не занимались, да и не имеют права этого делать (нет опыта и лицензии на такие работы). Ими были написаны инструкции по монтажу, и осуществлялся авторский надзор. В акте написано следующее.
" ... Ремонт, техническое обслуживание и эксплуатацию гидротехнических сооружений, оборудования, зданий и сооружений осуществляется следующими службами, структурными подразделениями СШГЭС и подрядными организациями:
- служба технологических систем управления (СТСУ);
- отдел комплексных информационных систем;
- ОАО «Саяно - Шушенский Гидроэнергоремонт» (ОАО «СШГЭР») (до июля 2009г. ЗАО «Гидроэнергоремонт»)."
С самого начала эксплуатации (1980 – 1983) на ГА-2 была «беда» с повышенным боем вала (1.3-2 мм), вибрациями, протечками и поломками ТП (с обрывами шпилек крепления корпуса ТП в крышке турбины), из-за гидравлического небаланса сменного (временного) РК. В этот период ремонты шли очень часто. После смены РК в 1986 году все вроде бы стабилизировалось, и эти проблемы исчезли. В акте не отмечено, менялась ли крышка турбины вместе с РК, или нет?
Что касается управления - на СШГЭС его было с избытком. Не хватало там профессионалов ремонтников, опытных и ответственных специалистов, короче, - "мозгов" и "умелых рук".
В акте приемки СШ энергокомплекса в 2000 году было с гордостью отмечено.
«Все энергетическое, высоковольтное оборудование и другая аппаратура изготовлены отечественной промышленностью. На Саяно-Шушенской ГЭС такое оборудование, как гидротурбины, гидрогенераторы являются головными агрегатами и находятся на уровне лучших мировых образцов, а по некоторым электромеханическим параметрам превосходят их...."
Вот обслуживание ГЭС на такие уровни явно не тянуло.

Минутку, тогда один вопрос

Какая внутренняя нормативная документация, государственные методические акты ростехнадзора, карты и технические условия, которые в совокупности регламентируют процедуру работ, существуют; как осуществлялся надзор и регулирование процессов со стороны вышествоящих контролирующих организаций - ведь, государство должно гарантировать нам, что мы, идем на работу и знаем, что придем живыми обратно домой??? А потребителям, им - так вообще весело, живут себе, работают, учатся, а тут - бац, и нет города, потому, что какой-то откатный генерал склады палит, нафиг такое надо? Я живу в государстве, где я не нарушаю закон, именно потому, что это запрещено законом, от меня этого требует обещство, в котором я живу, как и большинство россиян - я потребитель, но тех, кто организует подобные фондовые мохинации (я Вас умоляю, все понимают, из-за чего это произошло и даже можно представить, какие % "Русгидро" с кем пересекается из Западных инвесторов), как СШ ГЭС, когда гибнут люди, изменяются тарифы, в конце-концов, начинаешь вспоминать, что живешь в России, где менеджмента нет вообще. "Завтра, надеюсь выжить" - это, что мысли жителя Дейтроита 70-х в США?

И как нам жить - это же не правильно?

я думал РАН уже и не существует

и менеджмента там столько же, сколько в правительстве и во всех остальных отраслях.
бывший директор, покойничек, писал в своей книге об агрегате №2. нет системного подхода к управлению. так и рушится страна - от заводов - до городов и регионов.

Find friends with benefits and Be Naughty! Go Here dld.bz/chwZQ

  • 1